«Газофлот» как зеркало державной паранойи


Три года назад, 23 апреля 2010 года, президентом Украины Виктором Януковичем и президентом России Дмитрием Медведевым в Харькове было подписано Соглашение между Украиной и Российской Федерацией по вопросам пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины. 27 апреля Верховная Рада Украины одновременно с Государственной Думой России его ратифицировала.

Этот документ, получивший также название «Харьковские соглашения», продлевает срок пребывания ЧФ РФ в Севастополе и Крыму с 2017 до 2042 года с автоматическим продлением на 5 лет, если любая из сторон не выскажет своих возражений. Срок пребывания флота был увеличен в обмен на удешевление для Украины российского газа путем применения скидки в виде аннулирования таможенных пошлин, — на 100 долл на 1 тыс куб м газа.

Скидка на газ вышла, мягко говоря, неубедительной – Украина в итоге за газ платит больше всех в Европе. Еще один заявленный позитив от Харьковских соглашений – укрепление дружеских отношений с РФ, — вскоре также стал вызвать если не смех, то уж точно недоумение. Поскольку очень скоро после подписания документа вдруг вспыхнула целая череда украино-российских «торговых войн», начались склоки вокруг украинской ГТС и прямой экономический шантаж с целью затягивания Украины в Таможенный союз. В общем, «дружба» явно не получалась. Зато взамен украинцы получили долгосрочное затягивание давней проблемы, связанной с базированием ЧФ в Украине.

В перманентном статусе заложника

Вот в конце марта 2013 года, как раз накануне третьей годовщины Харьковских соглашений, Москва очень убедительно продемонстрировала, что вопрос базирования ЧФ РФ в Украине существенно влияет на интересы национальной безопасности нашего государства. В частности, 28 марта в 4:00 утра президент РФ Владимир Путин отдал приказ министру обороны России Сергею Шойгу начать "внезапные крупномасштабные" учения в районе Черного моря.

Через 15 минут после поступления приказа были подняты по тревоге соединения и воинские части российского Южного военного округа, воздушно-десантных войск и военно-транспортной авиации. На Черноморском флоте РФ были развернуты пункты управления силами флота, а его соединения и воинские части были приведены в высшие степени боевой готовности. Действовали «в обстановке, приближенной к боевой», органы военного управления, парашютно-десантные и десантно-штурмовые части, подразделения разведки и связи, экипажи боевых и военно-транспортных самолетов и вертолетов, боевых кораблей и судов обеспечения. К 14:00 в Севастополе была закончена загрузка личного состава и техники 810-й отдельной бригады морской пехоты ЧФ РФ на большие десантные корабли. Далее в течение трех дней подразделения выполняли марш-броски и боевые стрельбы на полигонах на территории как России, так и Украины — в частности, на полигонах «Раевский», «Темрюк» и «Опук». Также учебно-боевые задачи в море выполняли и корабли ЧФ РФ.

Эти учения совпали с заявлением Москвы о том, что российский флот будет использовать Украину как плацдарм для своих действий в Средиземном море (пока речь идет только о военном присутствии под боком у НАТО). Также эти учения также совпали для Украины с очередным обострением споров с российским «Газпромом» вокруг цены на российский газ, судьбы украинской ГТС и планов россиян «реанимировать» газопровод «Ямал-Европа-2» в обход Украины. А для международного сообщества — с резким обострением ситуации на Корейском полуострове, когда весь мир ждал начала с минуты на минуту войны между КНДР и Южной Кореей и ее союзником в лице США. С возможным использованием ядерного оружия.

Потому неудивительно, что такие действия Кремля обеспокоили и украинское общество, и Европу (в странах НАТО заявили: "Партнеры так не поступают"). Правда, Россия заявила, что не обязана предупреждать зарубежных партнеров о внезапных российских учениях. И с точки зрения международного права это так. Но осталась проблема отношения к Украине со стороны западного сообщества. Ведь Киев позиционирует себя как партнер и НАТО, и ЕС, но одновременно его территория является плацдармом для возможных военных действий третьей страны в лице РФ, с которой у Запада далеко не исключительно доброжелательные отношения. А то рвение, с которым три года назад украинская власть стремилась продлить этот статус, т.е. подписать Харьковские соглашения о продлении базирования ЧФ РФ (и это при том, что Конституция Украины запрещает размещение в стране иностранных военных баз), в глазах постороннего наблюдателя выглядит весьма странным.

Но внезапные учения ЧФ в марте 2013 г заставили вспомнить о другой правовой стороне проблемы. А именно — о возможности России осуществлять военные операции с территории нашего государства, как это было в 2008 году, когда боевые корабли Черноморского флота РФ принимали участие в войне против Грузии. При этом вопрос их боевого применения Москва с Киевом не согласовывала.

Факт в том, что согласно пункту «f» статьи 3 «Определение агрессии» ООН (принято резолюцией №3314 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г), агрессором считается не только та страна, которая применила военную силу против другого государства. Но и третья страна, которая предоставила свою территорию для осуществления такой агрессии. А потому в 2008 году, согласно нормам по международного права, Украина вне зависимости от своего желания де-факто стала военным агрессором против Грузии.

И никто не даст гарантий, что эта ситуация не повторится. Понятно, что у России есть свои интересы, как есть собственные интересы и у других стран региона, и иногда споры между ними могут решаться путем применения военной силы. Но непонятно, почему Украина, вне своего желания, должна становиться заложником таких действий других стран, по чьей-то воле становясь агрессором? А тем более непонятно, какой был смысл в продолжении такого статуса заложника еще на четверть века, с подписанием Харьковских соглашений?

Такое самоистязание можно было бы хоть как-то понять, если бы Украина стремилась или допускала саму возможность военного союза с Россией. Однако четкая позиция нынешней украинской власти состоит, как известно, в том, что Украина – внеблоковая держава. И этот статус закреплен в нынче действующих базовых в сфере национальной безопасности документах, таких как Стратегия национальной безопасности и Военная доктрина Украины. А потому в стратегическом плане факт подписания Харьковских соглашений необъясним.

Флотский «лохотрон»

Зато поводов для межгосударственных склок и скандалов эти соглашения создали столько, что хватило бы на десяток враждующих держав. Здесь стоит учесть, что действовавшие с 1997 года базовые соглашения по ЧФ РФ потому и называются базовыми, что по сути лишь закладывали правовую основу для дальнейшего заключения двустороннего соглашения об аренде земель и объектов под ЧФ РФ в Севастополе и Крыму, которое бы уже и «прописывало» все правовые нюансы. Но это соглашение до прихода к власти Януковича так и не подписали – Россия шарахалась от соответствующих предложений, как черт от ладана. И вместо того, чтобы настаивать на заключении такого разностороннего документа — настоящего договора об аренде, украинская власть на основе крайне несовершенного соглашения 1997 года подписала собственный «Харьковский пакт», который привязал к вопросу ЧФ РФ еще и «газовую тему», окончательно введя ситуацию в плоскость правового абсурда.

Взять, к примеру, вопрос инвентаризации земель, которые занимает ЧФ в Крыму, вокруг которого не стихает нездоровый ажиотаж. Суть проблемы в следующем. ЧФ РФ достались земли, на которых были расположены различные его объекты и воинские части на момент подписания украинско-российского соглашения о разделе советского флота в 1997 году. С тех пор ЧФ РФ неуклонно сокращается, но земли номинально занимает те же, что и раньше. Говоря о «владениях» россиян в Крыму, эксперты оперируют следующими данными: в Севастополе ЧФ России базируется на 140 объектах, которые включают 3571 сооружение и занимают площадь 3312,5 га. Кроме того, в Крыму Черноморским флотом России используется 71 земельный участок общей площадью около 14,7 тыс. га.

Эти цифры взяты по результатам инвентаризации, которая была проведена украинской стороной еще в конце 1990-х годов. Однако проблема в том, что до сих пор Россия данные этой инвентаризации попросту не признает. Соответственно и говорить о высвобождении каких-то участков и объектов не приходится — как же обсуждать этот вопрос, если официально не названы общая площадь занимаемых земель и их расположение?

В целом же, если оценивать те земли, на которые ЧФ РФ может претендовать по соглашению 1997 года, то по ценам того времени суммарная ежегодная плата за земельные участки должна была составлять 1 млрд 851,18 млн дол. США. Учитывая сегодняшнюю арендную ставку по земле в Севастополе и Крыму, эта сумма значительно возрастает.

Кроме того, статья 3 Соглашения о взаиморасчётах за ЧФ РФ от 1997 года дополнительно предусматривает для Российской Федерации прямые платежи Украине по отдельным соглашениям, как то за совместно используемые с Украиной объекты; за аэронавигационное обслуживание используемого Черноморским флотом Российской Федерации воздушного простора над территорией Украины и акваторией Чёрного моря, где ответственность за безопасность и организацию полётов возложена на Украину; за использование объектов, средств и инфраструктуры навигационно-гидрографического и гидрометеорологического обеспечения мореплавания в Чёрном и Азовском морях; за использование Черноморским флотом Российской Федерации радиочастотного ресурса и территориальных вод (полигонов боевой подготовки); за обеспечение экологической безопасности и экологического контроля в местах базирования Черноморского флота Российской Федерации. В результате получаются очень впечатляющие суммы, которые должна платить Россия Украине за свой ЧФ.

В общем же, согласно различных экспертных оценок, арендная плата за ЧФ РФ по нынешним ценам может составлять от 2,5 млрд долл до 10 млрд долл.

А потому бешеные попытки россиян сунуть палки в колеса инвентаризации понятны: давно известно, что «ненужные» земли (а их, по некоторым оценкам, около 55% от всех «числящихся» за ЧФ) российские отцы-командиры отдают в субаренду частным структурам, причальный фронт порта также активно сдается коммерсантам, что в итоге ежегодно дает миллионные прибыли, которые непонятно куда деваются. А Украина в это время получает за пребывание ЧФ РФ 97,75 млн долларов ежегодно — и не «живыми» деньгами, а в виде списания части долга за газ перед Россией на эту сумму.

Таким образом, когда в России начинают рассказывать о скидке на газ для Украины по Харьковским соглашениям, и о том, что это в сумме с 2010 года на сегодня дает многомиллиардные суммы, в ответ можно только посмеяться. Если бы российский флот платил бы за земли в Крыму хотя бы по средней арендной ставке, эта плата с лихвой бы перекрывала все «скидки». Ясно так же, что Москва никогда не пойдет на цивилизованное решение вопроса с арендой – зачем ей платить миллиарды Украине, когда Янукович подмахнул Харьковские соглашения вообще без намека на интерес к этому вопросу? А потому до 2042 года по воле украинского руководства держава потеряет еще многие миллиарды долларов. Вот там и экономия на «газовой скидке».

Москве не нравится «класс на класс»

Незадолго до третьей годовщины Харьковских соглашений вокруг деятельности Черноморского флота РФ между Украиной и Россией вспыхнул очередной спор. Минобороны РФ заявило о том, что украинская сторона мешает модернизации ЧФ РФ. Российскому военному руководству не нравится, что Украина настаивает на обновлении сил российского флота только с разрешения и под контролем украинских властей.

Актуальность модернизации флота вопроса для России на лицо. Только ленивый военный эксперт в последние годы не указал на то, что ЧФ РФ медленно, но неуклонно превращается в груду металлолома. Соответственно, остро встает вопрос обновления его корабельного состава. Москва даже озвучила соответствующие планы, согласно которым ЧФ должен до 2020 года получить 5–6 подводных лодок проекта 636М (сейчас на ЧФ числится две подлодки, из которых одна стоит на ремонте с 1992 года, да и вторая также не в лучшем техническом состоянии), а также до 2018 года — 6 корветов проекта 20385. Кроме того, ЧФ должен пополниться 10 новейшими малыми ракетными и малыми артиллерийскими кораблями. В целом, согласно планам МО России, до 2025 года численность современных судов флота должна достичь 35 боевых единиц.

Однако проблема замены старых кораблей на новые уперлась в позицию Киева. Отвечая на нынешние обвинения МО России, украинский МИД отверг обвинения в том, что Украина сует палки в колеса перевооружению ЧФ РФ. Как заявил исполняющий обязанности директора Департамента информационной политики МИД Украины Евгений Перебыйнис: «Наша позиция известна: модернизация той части ЧФ, которая дислоцируется на территории Украины, может происходить исключительно на основании подписания соответствующего двустороннего межправительственного соглашения. Как я понимаю, с таким подходом соглашается и российская сторона. Однако на сегодняшний день такой проект межправительственного соглашения со стороны Российской федерации не поступал».

Проще говоря, по российской версии, базовые соглашения 1997 года о ЧФ РФ между Украиной и Россией не запрещают Москве проводить замену кораблей. Но нынешнее украинское руководство якобы неправомерно настаивает на том, что обновление сил Черноморского флота может осуществляться только с разрешения и под контролем Киева.

Начнем с того, что в базовых соглашениях 1997 года указано: замена устаревшей техники на новую может проводиться только с согласия украинской стороны и в формате «тип на тип», «класс на класс». То есть контроль (или согласие, что в данном случае одно и то же) со стороны Украины все равно предусмотрен. Однако сейчас Россия хочет заменять свои старые корабли даже не однотипными, а новыми боевыми единицами других типов, причем в большем количестве (например, вместо 2 нынешних подлодок – сразу 5-6 новых). Что усложняет ситуацию, поскольку такой вариант соглашениями не предусмотрен.

Но кроме правовых нюансов, стоит вспомнить также о региональной безопасности. Украинские эксперты отмечали, что при перевооружении Черноморского флота не должен быть нарушен паритет сил в Причерноморском регионе. А это вполне может произойти при отступлении от принципа «тип на тип, класс на класс», закрепленного в договоре от 1997 года. А тем более – если РФ пригонит со своих верфей в Крым дополнительные боевые единицы. И украинская сторона будет нести ответственность за нарушение паритета вместе с Россией, что может не самым лучшим образом сказаться на отношениях Киева со странами региона – прежде всего, Грузией, Турцией и Румынией.

А потому как собирались в МО РФ провести такое перевооружение без предварительной договоренности с украинскими властями – покрыто мраком тайны. Очевидно, в Кремле уверены, что после подписания Харьковского соглашения с продлением сроков базирования ЧФ в Украине, Янукович «скушает» любые манипуляции российского руководства со своим флотом в Украине. И россиян можно понять – уж очень бесхребетным и политически близоруким выглядел украинский Главковерх, подписывая это соглашение.

Есть ли в Украине наемники?

Кроме «двухсторонних» проблем, ЧФ РФ дарит Украине и «внутригосударственную» правовую проблему, имя которой – бипатризм, т.е. двойное гражданство. Ситуация давно известная: чтобы служить на российском флоте, надо иметь гражданство РФ. В то же время, основная масса офицеров Черноморского флота – жители украинского города Севастополя. Которые, соответственно, «на всякий случай» в свое время обзавелись заодно и гражданством Украины. Флотское командование это никак не смущает – во-первых, законодательство России не запрещает двойного гражданства, а во-вторых – сами отцы-командиры ЧФ являются в массе теми же бипатридами, то есть обладателями двойного гражданства. И это в то время, как Конституция Украины не разрешает гражданину Украину иметь одновременно паспорт другой державы.

В общем-то, в ситуации ничего особо удивительного нет: в Крыму проживающие здесь русские в немалом числе (согласно соцопросов, порядка трети от общего количества) позиционируют своей Родиной и «своей державой» Россию. Однако при этом никак не стремятся отказаться от украинского гражданства, поскольку оно как значительно облегчает жизнь в Украине, так и дает ряд преимуществ. Что касается проживающих в Севастополе офицеров и контрактников Черноморского флота РФ, то они служат, имея гражданство России, получая более высокую «российскую» зарплату. А при увольнении с флота достают из запасника украинский паспорт и «становятся» украинскими гражданами – согласно перерасчету по соглашениям в рамках СНГ, Украина в этом случае платит им большую пенсию, чем они получали бы от России.

Однако, в отличие от общей ситуации с двойным гражданством, бипатризм в случае с ЧФ РФ может вызвать очень неприятные ситуации. Уже начиная с того, статья 19 "Основания для потери гражданства Украины" Закона Украины "О гражданстве Украины", совершенно определенно указывает, что основанием для лишения гражданства Украины является «добровольное вступление на военную службу другого государства». Вместе с тем, нет никакого механизма лишения гражданства человека с двумя паспортами. То есть даже если, например, правоохранитель твердо знает, что перед ним – бипатрид, нет юридического механизма привлечения его к ответственности.

Но есть и более серьезные моменты, нежели лишение украинского гражданства. В частности, вспомним упомянутое участие боевых кораблей ЧФ РФ в грузино-российском конфликте 2008 года. Ведь в их экипажах было навалом военнослужащих Черноморского флота, являющихся и гражданами Украины. Более того: как выяснили эксперты Центра содействия изучению геополитических проблем и евроатлантического сотрудничества Черноморского региона "НОМОС", даже среди командного состава кораблей ЧФ РФ, награжденных за войну против Грузии президентом РФ Дмитрием Медведевым, были те самые граждане Украины...

А теперь открываем Уголовный кодекс Украины и читаем внимательно пункт 2 статьи 447 «Найманство», то есть «наемничество». Она гласит: «Участь без дозволу відповідних органів державної влади у збройних конфліктах інших держав з метою одержання матеріальної винагороди — карається позбавленням волі на строк від п’яти до десяти років». Не будем при этом сомневаться, что в армиях служат «з метою одержання матеріальної винагороди», воюют – тоже. Таким образом, участие в этом конфликте граждан Украины — это ни что иное, как участие «у збройних конфліктах інших держав» без какого-либо «дозволу відповідних органів державної влади». Срок за подобные развлечения – от пяти до десяти лет в местах, не столь отдаленных.

Более того, если в такой ситуации кто-либо из военнослужащих ЧФ РФ, имеющий гражданство Украины, — еще и командир или воинский начальник (от старшины любой статьи до офицера-командира), то налицо пункт 1 указанной статьи Уголовного кодекса. Он гласит: «Вербування, фінансування, матеріальне забезпечення, навчання найманців з метою використання у збройних конфліктах інших держав або насильницьких діях, спрямованих на повалення державної влади чи порушення територіальної цілісності, а також використання найманців у військових конфліктах чи діях — караються позбавленням волі на строк від трьох до восьми років». И по российским, и по украинским, и по любым другим уставам командир любого звена в первую очередь отвечает за боевую подготовку вверенного ему личного состава. То есть, в данном случае, — за «навчання найманців». То есть даже если этот товарищ не принимал непосредственно участие в конфликте, ему все равно по украинскому законодательству светит срок.

К слову, ситуация с бипатридами с ЧФ иногда превращается в откровенный цирк. Так, во время президентских выборов в Украине зимой 2010 года во время составления списков территориальных окружных избирательных комиссий в Севастополе, в них попали сразу 14 (!) воинских частей ЧФ РФ. Это было более, чем странным: понятно, что на ЧФ служат только граждане РФ, и если вдруг кто из них пришел на выборы с украинским паспортом, то было ясно как Божий день, что перед вами – бипатрид. То есть – человек, однозначно нарушивший украинский закон. Тогда Управление военной контрразведки Службы безопасности Украины в АРК и городе Севастополе предупредило избиркомы о недопустимости такой ситуации. Но, насколько известно, бипатриды с ЧФ голосовали за президента Украины без всяких препятствий.

Между тем, остается открытым вопрос, сколько на сегодня бипатридов с ЧФ РФ насчитывается в Севастополе. Украинские должностные лица, говоря о проблеме в 2004-2010 гг (при Януковиче она просто не поднимается), традиционно характеризовали эту численность как «большинство офицеров, мичманов и старшин» (т.е. так называемого постоянного состава флота). Думается на сегодня ситуация не изменилась. И сколько еще бипатридов подарит ЧФ РФ Украине за ближайшие 25 лет своего пребывания на украинской территории – трудно себе представить.

Все перечисленное выше – те «бомбы», которые заложены Харьковскими соглашениями аж до 2042 года. Не вызывает сомнений, что документ, подписанный украинским руководством три года назад, принес Украине (а точнее — продолжил на длительный срок) массу проблем, связанных как с нюансами международного права, так и с нарушениями собственно украинского законодательства. И на изменение ситуации в обозримом будущем надеяться, увы, не приходится. По крайней мере, при этой власти уж точно.

Дмитрий ТЫМЧУК, специально для СЛЕД.net.ua



Источник: “http://stopotkat.net/news/view/28568”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя