У женщин в постменопаузе частота сердечных сокращений — предиктор коронарных событий, но не инсульта

Частота сердечных сокращений (ЧСС) в покое — установленный независимый предиктор инфаркта миокарда (ИМ) и смерти от коронарной болезни сердца (КБС) у мужчин. Доказательства прогностического значения ЧСС у женщин противоречивы. Доктор Judith Hsia et al. выполнили анализ связи ЧСС в покое с коронарными событиями и инсультом в большой группе постменопаузальных женщин — участниц исследования Women’s Health Initiative.

В анализ вошли 129 135 женщин (средний возраст — 63 года), которые на момент включения в наблюдение в 1993–1998 гг. не имели анамнеза ИМ, реваскуляризаций миокарда и терапии препаратами, урежающими ритм сердца (бета-блокаторами, дигоксином, недигидропиридиновыми антагонистами кальция). ЧСС определялась методом пальпации лучевой артерии в течение 30 секунд не ранее чем через 5 минут после пребывания участницы в положении сидя. Исходя из полученной ЧСС, все участницы были разделены на квинтили: ≤ 62 ударов в минуту (уд/мин), 63–66, 67–70, 71–76 и 76 уд/мин. Наблюдение продолжалось в среднем 7,8 ± 1,6 года.

При однофакторном анализе ЧСС оказалась предиктором ИМ и коронарной смерти при сравнении женщин в верхнем и нижнем квинтилях (отношение рисков (ОР) — 1,68; 95% доверительный интервал — 1,49–1,89; р 0,001). В многофакторном анализе (с поправкой на возраст, этническую принадлежность, индекс массы тела, потребление кофеина, насыщенных жиров и алкоголя, наличие артериальной гипертензии или диабета, курение, уровень физической активности, концентрацию холестерина, терапию эстрогенами и статинами) ЧСС оставалась независимым предиктором коронарного риска (ОР — 1,26; 1,11–1,42; р = 0,001). Еще больший риск повышенной ЧСС был при сравнении верхнего дециля ( 80 уд/мин) с нижним (≤ 60 уд/мин): ОР — 1,33 (1,14–1,55; р = 0,002).

В однофакторном анализе ЧСС ассоциировалась с риском инсульта (ОР — 1,23; р = 0,007). Однако при многофакторной коррекции значимость этой связи исчезла (ОР — 1,01; р = 0,64), в том числе раздельно для ишемического (р = 0,197) и геморрагического (р = 0,849) инсультов.

Связь между ЧСС и коронарными событиями не зависела от этнической принадлежности участниц (р для взаимодействия = 0,45), наличия или отсутствия сахарного диабета (р = 0,31), но была сильнее выражена у женщин более молодого возраста (50–64 лет), чем у пожилых участниц (65–75 лет) (р = 0,009).

Впервые в большом групповом исследовании постменопаузальных женщин показано, что такой простой показатель автономного тонуса, как повышенная ЧСС в покое, является независимым предиктором таких последующих коронарных событий, как ИМ и смерть от КБС, но не инсульта. Более выраженная связь между ЧСС и коронарными исходами прослеживалась у женщин зрелого возраста.

Hsia J., Larson J.C., Ockene J.K.
et al. Resting heart rate as a low
tech predictor of coronary events
in women: prospective cohort
study // BMJ. — March 7, 2009. —
338:b219.


Источник: “http://www.mif-ua.com/archive/article/8333”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя