Вышли из оберегов. Тактика напускания тумана от Кремля и окрестностей

Иллюстрация: Пётр Саруханов / «Новая»


Я и не заметила, когда именно стала жить в лучшей стране мира. Беды обтекают нас. Даже коронавирус застыл в некотором недоумении перед величием России. Ведь здесь есть Тот, кто может преодолевать всё (цитата из последней программы «Москва. Кремль. Путин»). В шестую годовщину присоединения Крыма президент мчится в Севастополь. Он награждает строителей моста орденами, горячими рукопожатиями, весело беседует с журналистами. И от такой нежной крымской весны посреди пылающей пандемии на душе становится спокойно.

Об этом сообщает Футляр от виолончели


А в это самое время Жириновский по всем каналам учит нацию правильно мыть руки. Путина много всегда, Жириновского активизируют в критические дни. И от этой булькающей, как мыльная пена на либерально-демократических руках, стабильности на душе становится чуть менее спокойно. Два вечных символа российской политики демонстрируют две стратегии, или одну?


Телевизор в нашем государстве незаменимая вещь — он ставит государству диагноз.


Актуальное слово «удаленка» точно описывает анамнез. Великая держава равноудалена и от внешнего мира, и от здравого смысла, и от чувства истории, и от чувства самосохранения.



Сначала ТВ замечало проблемы с коронавирусом исключительно за рубежами России, потом окунулось в пандемию слухов, версий, прогнозов. Затрудняюсь сказать, что хуже: игнорирование ситуации или погружение в неё без остатка. Теперь уже не один Жириновский, а целые стада комментаторов делятся с потенциальными жертвами смертоносной инфекции тайнами гигиены. Срочно заводят новое шоу типа «Опробовано на себе». Тестируют гели, которых нет, примеряют маски, которых тем более нет, обсуждают респираторы, которых совсем нет. Пространство ТВ, от Малахова до Гордона, — царство вирусологии с неизбежными экспертами, рецептами, мазями, экстрасенсами, амулетами, оберегами. Дружно воюют с паникой, которую сами же насаждают.


Пропаганда привычно рифмует все плохое, включая пандемию, с либерализмом. Профессор Вышки Олег Матвейчев, пламенный спикер дневных толковищ, брызжет слюной в сторону «либеральной сволоты», которой нужен новый 37-й год. Александр Гордон, телевизионный вирусолог номер один, не устает разоблачать лицемерие Запада. На борьбу с духовной заразой брошена трепетная дама Анна Шафран. Наперсница Соловьева дослужилась до персональной аналитической программы на канале «Спас». Тут у меня слова кончаются, это нужно видеть.


Между антибактериальными гелями с оберегами и борьбой с «либеральной сволотой» распускается дивный цветок. Умирание эпохи с её страхами, драмами, апокалиптическими прозрениями ничуть не мешает рекламе поправок к российской Конституции. Гул затих. Первым на подмостки вышел Безруков с Пушкиным наперевес. Свечи, интимный шепот, уплывающие глаза, восторг, экстаз, катарсис: голосуйте за поправки к Конституции о защите и сохранении русского языка.




У каждого культурного оракула — своя головная боль. Машков озабочен нерушимостью границ. Газманов не позволит глумиться над памятью предков, участвовавших в Великой Отечественной войне. Мацуев боится потерять уникальность российского культурного кода. Всем этим страждущим способны помочь только поправки к Конституции, за которые они и призывают голосовать паству. Пикантности ситуации придала Памфилова. Она объяснила, что на самом деле с поправками уже все решено. Просто Путин хочет лично услышать глас народа. Народолюбие нынче дорого стоит.


Попытка понять тактику пропаганды оборачивается крахом. Хорошо, что хоть Алексей Чеснаков прояснил ситуацию.


Близкий к власти политолог в интервью Павлу Лобкову определил генеральную линию с подкупающей доступностью: «Кремль выбрал тактику напускания тумана».



Тем не менее злокозненный коронавирус, вопреки мудрой тактике Кремля, проявляет и страну, и людей. Вырисовывается не одна катастрофа, а целых две — физическая и духовная. Упоение собой, своими правителями, успехами, уникальностью, несравненным превосходством перед Западом достигло апогея. Гуманитарная помощь Италии вышибает слезу даже у сурового Соловьева. О семи военно-транспортных самолётах в брошенную союзниками страну НАТО телевизор вопит с утра до ночи. О том, что сотрудники Министерства обороны сами шьют себе защитные маски, телевизор молчит.


Сформирован целый класс «кукольных людей», как сказал бы Блок, осуществляющих «напускание тумана». Они постоянно готовы к обнулению всего видимого и сущего. В инквизиторской логике цель всегда оправдывает средства. Буквально на наших глазах зефирный Безруков обнуляет Тургенева в своём рекламном ролике. Из размышлений писателя о русском языке остаются только слова «великий, могучий». «Правдивый и свободный» исчезает вместе с главной фразой: «Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома». Сегодня ролик Безрукова идёт в двух вариантах — с усеченным Тургеневым и без него. Это все, что нужно знать о поправках.


Да, не забыть бы главное. Не следует беспокоиться из-за нехватки туалетной бумаги. Малышева авторитетно заявила: после туалета лучше пользоваться водой. С водой в отечестве пока все в порядке.


Источник: “https://www.novayagazeta.ru/articles/2020/03/24/84481-udalenka”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя